Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Ничего в России не меняется

"Мы выражаем свое негодование по поводу того, что у нас в России запрещают говорить правду, говорить, что народу живется у нас плохо. У нас запрещают писать в газетах о том, что всякие начальники грабят и обирают народ. У нас бьют нагайками студентов, которые заступаются за простой народ... У нас преследуют писателей, которые говорят правду и обличают начальство. Мы хотим и будем бороться против таких порядков».


Это не Егор Жуков и не московские процессы 2019 года. Это Россия 1901 года, протест общественности из-за того, что власти не позволили политически неблагонадежному Горькому появиться в Москве. Суть инцидента: автор "Буревестника", как бы Солженицын того времени, ехал из Нижнего Новгорода на лечение в Ялту с пересадкой в Москве. Там он должен был пробыть от утреннего до вечернего поезда почти целый день. Чтобы не допустить революционно настроенного писателя в столицу, он был по распоряжению полиции снят с поезда еще на подъезде к Москве и отправлен в Подольск. Там ради него специально сделал остановку поезд, шедший в Крым.
Инцидент стал мгновенно известен в Москве. В Подольск, на выручку, Горькому приехали Шаляпин, Бунин, Леонид Андреев, журналисты. В лучшем ресторане Подольска они коротали время до прибытия крымского поезда и делали политические заявления.

Ничего в России не меняется.

Мои иностранцы

На экраны вышел фильм Андрея Смирнова "Француз", который я не смотрел и, разумеется, никогда смотреть не буду, ибо постсоветское российское кино за единичными исключениями априори недостойно того, чтобы его смотреть. Из рецензий на этот фильм понял в общих чертах его содержание: пятидесятые годы, французский студент в Москве, грязь, нищета, рвань, пьянь, стукачи, гулаг, репрессированные советской властью дворяне, коммуналки, советское убожество. В этой связи вспомнил про иностранцев из западных стран, с которыми пересекался в советское время. Один из них был тоже француз, молодой красавец, сын французской коммунистки. Она часто приезжала в СССР на отдых с сыном. Он был строен, спортивен, прекрасный пловец, был элегантно одет в белые джинсы и светлоголубую рубашку, при этом очень приветлив, скромен и учтив. Другими такими иностранцами были дети одного известного западного писателя. Они были естетственно тоже очень модно одеты, но, как и упомянутый француз,очень тихи, скромны и воспринимали советскую жизнь со смесью ужаса и любопытства. Еще одной моей знакомой была одна исландка, студентка лет двадцати, дочь дипломата. Она ездила по Москве на своем новом "опеле-кадете" с дипломатическими номерами, не боялась глотнуть за рулем виски, курила, понятно, американские сигареты, дома у нее валялись самые последние пластинки Роллинг стоунз и Пинк-Флойд. Еще помню общение с западными немцами, студентами-славистами, приехавшими на практику в СССР. Все они были как на подбор ростом под два метра, с длинными волосами, носили клешенные джинсы, курили самокрутки, которые зажигали новыми по тем временам одноразовыми зажигалками. В общении с этими людьми несомненно присутствовал элемент какой-то нелегальности, веяло гэбисткой подозрительностью и возможной слежкой, но уж точно не было - по крайней мере у меня - никакого надрыва, драмы, отчаяния, хотя, конечно, было мерзко от сознания того, насколько они свободны и насколько несвободны мы, советские. Они улетали из Шереметьева в открытый огромный мир, а мы оставались в этой тюремной зоне, не имея ни одного шанса выбраться оттуда. И все равно мы продолжали как-то жить, и от той жизни у меня сохранились разные воспоминания, в том числе и счастливые.

Впечатления от Минска

Побывал в Минске, столице государства, которое в скором времени станет частью России. Разумеется, те несколько часов, которые я провел в этом городе, не позволяют судить о нем сколько-нибудь объективно и глубоко, но все же есть вещи, которые говорят сами за себя.
Сегодняшний Минск - это нечто среднее между Москвой брежневского времени и Москвой начала девяностых годов. Национальная валюта - рубль, цены на обычные товары - три рубля, шесть рублей, копейки имеют значение и фигируруют в сдаче, нет никакой "полиции" - есть милиция, названия улиц - стандартно-советские: улица Ленина, улица Маркса, улица Свердлова, основной язык - русский, архитектурный стиль центра города - бережно хранимый сталинанс, герб Белоруссии практически повторяет герб БССР, люди - притихшие, разговоров на политические темы избегают.


Перекресток улиц Комсомольской и Карла Маркса

В магазинах, конечно, уже нет брежневского дефицита, но выбор товаров, мягко говоря, не поражает воображание, продукты, за исключением булочек и пирожных - невкусные. В универсаме "Центральный" в самом центре Минска, видимо, аналоге московского Елисеевского, на вид аппетитная, но на вкус малосъедобная кулинария.








Советский идиотизм как был, так и остался. Если вы купили в кулинарии куриный шницель и хотите его прямо тут же съесть, вам его разогреют в микроволновке, но за бумажную тарелочку (крошечную, тонкую, ужасающего качества) вы должны заплатить отдельно 4 копейки. За крошечную пластмассовую вилочку (которая тут же сломается) с вас возьмут еще три копейки.

Минские рестораны весьма убогие и не такие уж дешевые, хотя и с претензией.
Как и Москва, центр Минска залит вечерами огнями, подсвеченные медным светом отреставрированные сталинские дома вечерами кажутся дворцами. Но дворцы они только снаружи. Если зайти в подъезды этих дворцов, то там обнаружится ужасающая разруха и уродство. Обшарпанные стены, почтовые ящики с выломанными дверцами, вонь и т.д.



Минск - это безусловно цитатель советского тоталитарзма, заповедник советской идеологии. Тем удивительнее видеть здесь афиши предстоящего выступления якобы сверхлиберального сверхзападного Познера, которому белорусскими властями в качестве трубины предоставлен не какой-нибудь ДК на окраине Минска, а Дворец республики, главная сцена страны, то есть аналог кремлевского Дворца съездов в Москве.




Там же в Минске на самых крупных и лучших площадках выступают и "Машина времени" " якобы либерала Макаревича, и "Ленинград" свободолюбивого Шнурова, и даже Алла Пугачева, которая вроде как закончила свою концертную деятельность.

Впечатления от Москвы

Побывал в Москве, пообщался с людьми, посмотрел на московскую жизнь своими глазами, а не глазами интернета. Общие впечатления таковы: московская жизнь вполне устроена. Транспорт, магазины, учреждения, банки, почта работают, как отлаженные часы. Нигде нет никаких очередей. Люди хорошо одеты, приветливы и доброжелательны, изобилие в магазинах невероятное, еда в ресторанах вполне съедобная. И все же есть большое "но". Московская жизнь представляется чем-то искусственным, а сама Москва кажется отдельным государством не только внутри самой России, но и в мире. Непонятно политическое устройство этого государства и источники его благоденствия. На эти темы никто говорить не хочет. Среди моих собеседников не было ни одного человека, который бы открыто высказывался в поддержку Навального и акций протеста. Одни боятся говорить об этом вслух (одна знакомая сказала: "я муниципальный работник, меня автоматически записали в члены "Единой России" и уволят с работы, если узнают, что я критически отношусь к власти"), другие испытывают к Путину и его двору почти религиозные чувства, считают, что власть от бога, существует как отдельная каста, не подчиняется и не должна подчиняться народу, никакая оппозиция недопустима в принципе. На этом стояла и будет стоять Россия, которую хочет развалить Запад, дабы завладеть ее богатствами.
Москвичи, с которыми я общался, живут в целом неплохо, но на каждом из встреченных мною знакомых лежит какая-то печать бесчестья. Все так ли сяк ли опутаны сетью негодяйства, конформизма, страха и несвободы. Я не знаю, можно ли им завидовать.

Деградация "Газеты.ру"

«Газета.Ру» когда-то была вполне приличным, респектабельным изданием. Ее материалы были написаны очень хорошо информированными, рассудительными, европейски мыслящими людьми, обладавшими к тому же хорошим литературным слогом. С политической точки зрения газета относилась к демократическому спектру. Она не боялась критиковать Кремль, не заискивала перед сильными мира сего из финансового мира и открыто писала – часто с чувством растерянности и даже безысходности - о самых острых проблемах, стоящих перед страной, будь то в области политики, международных отношений, экономики и права. Самым ценным в «Газете.ру» были однако не столько статьи, сколько лента новостей, ежеминутно обновлявшаяся благодаря возможностям интернета и позволявшая быть в курсе реально важных событий в России и мире. По оперативности, компетентности и полноте сводка новостей «Газеты.ру» практически не уступала аналогичным сервисам ведущих мировых информагентств.

Но то было когда-то. Ныне «Газета.Ру» одновременно с деградацией всех российских медий выродилась в тошнотворное бульварное издание, специализирующееся главным образом на событиях из области спорта, шоу-бизнеса, криминала, а в политическом отношении служащее рупором Пушкова, Захаровой, Володина и прочих провластных функционеров. Сегодня сводка главнейших мировых новостей в «Газете.ру» процентов на восемьдесят состоит из сообщений примерно такого рода: «О пользе огурцов рассказали ученые», «Сын Алибасова исчез с миллионами», «Отец оставил близнецов в США умирать в машине на жаре», «Назван лучший день для выхода на работу после отпуска» и т.д. Ни вчера, ни сегодня «Газета.Ру» ни словом не упомянула многотысячные протестные демонстрации в Москве против недопуска до выборов в московский парламент оппозиционных кандидатов: событие, о котором сообщили все ведущие мировые информагентства и которое явно войдет в новейшую историю России. В «Газете.Ру» главные темы на следующий день после жестокого разгона демонстрации в Москве: футбольный матч между «Зенитом» и «Оренбургом», убийство блогерши, тело которой нашли в чемодане, празднование дня военно-морского флота в России, болезни, которые передаются через постель.

Несчастные журналисты, которые вынуждены работать в российских медиях! Но куда им податься? В блогеры в надежде «монетиризировать» свой блог? Но и среди блогеров тон задает все та же похабная вульгарно-бульварная тематика во главе с Ксенией Собчак и какой-то Сашей Спилберг. А куда податься читателю, чтобы иметь представление о том, что творится в мире? Я знаю несколько языков и могу читать не только российские, но и иностранные источники. Самое печальное, что и там творится примерно то же самое. Некогда серьезные газеты почти уже полностью «пожелтели», делая упор на скандалах, «секс энд крайм». Иначе они не выживут. Да и с этим товаром они едва выживают. Но в таком виде туда им и дорога.

Уровень образования современных журналистов

Из публикации в журнале "Кураж", Екатеринбург

http://kyrag-grad.ru/nikas-safronov-tvorchestvo-i-kommertsiya-sushhestvuyut-parallelno/

– Как думаете, можно ли быть всегда коммерчески успешным в творчестве?
– Здесь многое зависит от разных моментов. Французский художник времен Наполеона был при нем очень успешен, но после свержения Бонопарда и его участь была не завидной. Или пример режиссера Лени Лихейштайн (т.е. Лени Рифеншталь) во время фашизма она была невероятно популярна, а после была низвергнута в безмолвие. Но это не значит, что она была бездарна. У Леонардо, Рембранта, Гойя, Модельяни¸ Гогене тоже были разные периоды в жизни .

Уровень "Эха Москвы" на примере одной передачи

Никогда не слушаю "Эхо Москвы" ввиду низкой информационной ценности этой радиостанции и низкого профессионального уровня ее журналистов. Впрочем, когда гуляю, иногда слушаю ее из исследовательского любопытства. Сегодня наткнулся на какую-то передачу о сектах в зарубежных странах. Среди прочего речь шла о Германии. Какая-то дурочка, корреспондент "Эха" в Германии по имени Анна Розэ, сообщала в эфире, что понятия экстремизма в Германии нет, а есть полная свобода совести и религии и что секты могут делать что хотят, государство не вмешивается в их деятельность. В Германии, дескать, права человека находятся на высочайшем уровне. Ведущие в студии только поддакивали. Но это же дезинформация. В Германии еще как существует понятие экстремизма, и он очень разнообразен. Существуют левые радикалы анархически-чегеваровского толка, духовные наследники RAF - Rote Armee Fraktion, совершавие политические убийства в семидесятые,  восьмидесятые и даже девяностые годы. Есть правые радикалы-неонацисты.  Есть исламские радикалы и их религиозные объединения, школы по изучению корана. Есть  монархисты, не признающие вообще существование ФРГ и готовые к вооруженной борьбе. Есть сайентологи, которые государство рассматривает как опасную организацию. Этот список можно продолжать. За экстремистами следит организация под названием Ведомство по защите конституции - Bundesverfassungsschutz. Еще есть такая организация, как Bundesnachrichtendienst. Все это аналоги российского ФСБ. И это не говоря об обычной полиции. За гражданами в Германии установлена почти тотальная слежка, и это знают все. Государство, т.е. полиция,  имеет право посылать в компьютер подозреваемого лица вирус-троянца, чтобы получить о нем полную информацию. Еще посылают на смартфон невидимую смс-ку, которая открывает доступ ко всем данным на телефоне. О том, что повсюду установлены видеокамеры, многие из которых оснащены функцией распознавания лиц, пишут в прессе. Ничего этого в передаче "Эха Москвы" корреспондентка в Германии не рассказала. Вместо этого она плела какую-то скучнейшую чушь на уровне салонной беседы.