Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

НОВЫЙ КЛАДБИЩЕНСКИЙ ТРЕНД

В Германии люди отказываются от традиционных могил, надгробных камней, памятников, плит, цветников и т.д. На кладбище теперь закапывают урну с прахом просто на специально отведенной для этого лужайке безо всякой таблички и фотографии: человек как бы безымянно растворяется вновь в земле. Родственники и друзья покойного, приходящие затем проведать условную могилу, кладут цветы куда-то на краю лужайки.
Продиктована это новая тенденция чисто экономическими, практическими соображениями: во-первых не надо тратиться на памятник, а во-вторых не надо ухаживать за могилой. Все эти помпезные мраморные саркофаги, памятники авторской работы остались в прошлом. Но думаю, за этим стоят не столько соображения экономии, сколько общее очерствление людей, безразличие к человеческой жизни, инфляция смерти.

"Она все в жизни потеряла!.." Странные нищие

Знаменитое стихотворение Беранже "Нищая" в переводе Дмитрия Ленского, переложенное на музыку Алябьевым и ставшее знаменитым романсом. Вот его текст:


Зима, метель, и в крупных хлопьях
При сильном ветре снег валит.
У входа в храм, одна, в отрепьях,
Старушка нищая стоит…
И милостыни ожидая,
Она все тут с клюкой своей,
И летом, и зимой, слепая!..
Подайте ж милостыню ей!

Сказать ли вам, старушка эта
Как двадцать лет тому жила!
Она была мечтой поэта,
И слава ей венок плела.
Когда она на сцене пела,
Париж в восторге был от ней.
Она соперниц не имела…
Подайте ж милостыню ей!

Бывало, после представленья
Ей от толпы проезда нет.
И молодежь от восхищенья
Гремела «браво» ей вослед.
Вельможи случая искали
Попасть в число её гостей;
Талант и ум в ней уважали.
Подайте ж милостыню ей!

В то время торжества и счастья
У ней был дом; не дом – дворец,
И в этом доме сладострастья
Томились тысячи сердец.
Какими пышными хвалами
Кадил ей круг её гостей –
При счастье все дружатся с нами.
Подайте ж милостыню ей!

Святая воля провиденья…
Артистка сделалась больна,
Лишилась голоса и зренья
И бродит по миру одна.
Бывало, бедный не боится
Прийти за милостыней к ней,
Она ж у вас просить стыдиться…
Подайте ж милостыню ей!

Ах, кто с такою добротою
В несчастье ближним помогал,
Как эта нищая с клюкою,
Когда амур её ласкал.
Она все в жизни потеряла!..
О! Чтобы в старости своей
Она на промысл не роптала,
Подайте ж милостыню ей!

Я вспомнил это стихотворение, когда вчера зашел в банк снять деньги. Дело было поздним вечером. Зал банкоматов был безлюден. Там находилась только одна очень худая и стройная женщина лет сорока пяти - пятидесяти. Она была накрашена и элегантно одета, возможно, в свою лучшую одежду. На ногах у нее были модные, новые и недешевые сапожки. В ушах - вполне стильные серьги, на груди - колье. Несмотря га зиму, она была без верхней одежды. Возможно ее пальто или куртка лежали где-то в углу. Она принесла с собой плеер, из которого звучала "Голубая рапсодия" Гершвина. В руках у женщины был бумажный стаканчик. Наподобие швейцара она с поклоном открывала дверь входящим и выходящим, протягивая стаканчик для подаяния за свою услугу. Ее благородный вид настолько не вязался с образом нищенки, что казался скорее каким-то перформансом. Ее вполне можно было пригласить в ресторан, начать ухаживать за ней, закрутить с ней роман. Дать ей монету в несколько центов, как обычному бомжу, было невозможно. Я бросил в ее стаканчик три евро. Она подняла брови. Кто эта женщина? Какая у нее история? Развод-безработица-алкоголизм-депрессия, утащившие ее на дно? А может быть она просто сумасшедшая, развлекающаяся и заодно подрабатывающая подобным образом? Кто знает.
Мне очень хотелось сфотографировать ее, но сделать это в открытую мне было все же неудобно. Я сфотографировал ее с улицы через окно, хотя лица ее, к сожалению, не видно. А может быть, как раз и хорошо, что лица ее не видно.





В Берлине много таких типов. Уже годами я встречаю одного субъекта средних лет. Он очень высок, строен, опрятно и модно одет, у него интеллигентное приятное лицо, какое бывает у журналистов, актеров и прочих людей гуманитарных профессий. За плечами у него всегда маленький рюкзачок. Он ходит чрезвычайно быстрым шагом, будто куда-то спешит. В какой-то момент он внезапно останавливает одного из прохожих и чрезвычайно вежливым тоном просит подать ему пятьдесят центов или пару монет. Ему трудно отказать. Он имеет вид не попрошайки и не нищего, а человека, оказавшегося в затруднительном положении. Но я его хорошо знаю и больше ему не подаю. Он - профессиональный нищий, скорее всего ненормальный. Только так я могу объяснить у него отсутствие элементарного стыда. Но по той причине или по этой он каждый день отправляется "на работу", ходит своей стремительной походкой и с рюкзачком за плечами по округе и просит у прохожих пятьдесят центов. Интересно, сколько ему удается собрать за день таким способом?