Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Сюрреализм как предвидение

Смотрю из окна моей квартиры на кафе внизу. По причине коронавируса там поставили столики согласно распоряжению правительства на расстоянии полутора метра друг от друга. Из-за этого люди сидят как бы одиноко, в застывшем пространстве. Вспомнились картины Магритта. Все-таки насколько же искусство обладает даром предвидения, причем чем безумнее и сюрреалистичнее фантазии, тем точнее.


"Достоверно известно, что он, вместе с одною повивальною бабкою, хочет по всему свету распространить магометанство и оттого уже, говорят, во Франции большая часть народа признает веру Магомета." - Гоголь, Записки сумасшедшего

Еще одна перевернутая страница. Советское альтернативное искусство сегодняшними глазами

Совершенно не воспринимаю больше советское, так сказать, альтернативное искусство семидесятых годов - вещи, казавшиеся тогда гениальными, эпохальными, открывавшие на многое глаза, считавшиеся, да и бывшие иногда на самом деле, актом геройства. Хорошо помню счастье тех лет прочесть одолженную на ночь диссидентскую книгу, переписать с чьего-то магнитофона на свой песни Галича, посмотреть шедший третьим экраном или вовсе запрещенный к показу фильм какого-нибудь Тарковского, попасть на спектакль в Театр на Таганке или на выставку нонконформистов в Московском Горкоме художников-графиков.

Но что это сегодня? Спустя пятьдесят лет, в совершенно другую историческую эпоху, почти ничего из этого не сохранило ореол былой значительности, художественной и идейной ценности, гражданский непокорности. Что-то (как, например, Бродский, Высоцкий, Тарковский) сделалось из оппозиционного глубоко официальным, государственным, что-то безнадежно устарело (как, например, книги Трифонова с их осторожным развенчанием большевистской утопии), что-то обнаружило себя как всего лишь конъюнктура того времени, только с антисоветским знаком.

У меня пропал всякий интерес к творчеству и фигуре Оскара Рабина после того, как он под конец жизни признался, что рисовал из картины к в картину водку, бараки и газету “Правда” только потому, что это хорошо покупалось на Западе, а продажи его картин иностранцам шли по согласованию с КГБ. Никак больше не отозвалась душа на картины Эрика Булатова, Ильи Кабакова и других советских авангардистов, которые я видел в двухтысячные на какой-то выставке. Некогда голодные и гонимые идеалисты, жертвы советской цензуры, они уехали на Запад, там сильно разбогатели, зажили прекрасной жизнью, но стали неинтересны как художники.

Легендарные спектакли в постановке Юрия Любимова, которые можно увидеть на Ютубе, поражают сегодня слабой, почти дилетанской актерской игрой, включая самого Высоцкого, и режиссурой на уровне заводского драмкружка. Читанный мною еще в 1973 году и потрясший меня “Архипелаг Гулаг”, нанесший смертельный удар советской идеологии и соответственно всему советскому тоталитарному строю, сегодня практически нечитабелен. Он никак не может считаться серьезным научным историческим трудом. Но и его демократический, моральный, пафос тоже уже не столь очевиден как прежде после того, как вернувшийся из изгнания в Россию Солженицын занял великодержавно-монархическую позицию и был назначен Путиным на роль классика.

Пытался я перечитать как бы пророческую книгу Амальрика “Просуществует ли СССР до 1984 года”, но вскоре бросил ввиду очевидной ошибочности ее прогноза: нынешняя Россия все больше приобретает черты прежнего Советского Союза и все явственнее превращается в сильного геополитического игрока, в чем-то даже более искусного, чем СССР.

Современное искусство и жизнь

Решил сходить в музей современного искусства. Почему-то вдруг захотелось узнать, произошло ли что-то новое в современном искусстве за последние годы. Появились ли какие-то яркие имена, четко выраженные тенденции, идеи и проч.? Подъехав к музею, я к своей радости обнаружил, что на музейной парковке есть свободные места и по случаю воскресенья даже не надо платить. Я запарковался, но тут обратил внимание, что по площадке бродит странный молодой человек - не то чтобы явный бомж, но почти. В руках у него был пакет с хрустящим картофелем. Он подходил к машинам, разглядывал их номера, громко и чуть ли не с актерским выражением читал их вслух, после чего разражался диким смехом. Мне стало как-то боязно оставлять свою машину на парковке, по которой бродит сумасшедший. Именно такие безо всякой причины расцарапывают или даже поджигают машины, либо вымещая на них свою злость, либо совершая некий "перформанс" в духе Павленского. Чтобы не искушать судьбу, я решил запарковаться в другом месте, даже если бы мне предстояло пройти до музея минут десять. Так я и сделал. Но когда я подошел к музею, выяснилось, что он закрывается уже через сорок минут, так что покупать не очень дешевый билет уже не было смысла. Тем не менее свою порцию современного искусства я получил. Образ сумасшедшего, у которого автомобильные номера вызывают смех и который следовательно обнаруживает в них смысл, вполне может сойти за "концепт".

Коимбра. Museu Nacional de Machado de Castro. Музей Жоакима Машаду де Каштру

На Коимбру у меня было всего несколько часов. Кроме прогулки по городу я запланировал посетить какой-нибудь местный музей, желательно крупный, а еще лучше  главный. Так я наткнулся на Национальный музей имени Жоакина Машаду де Каштру. Португальский скульптор де Каштру (1731 - 1822) знаменит прежде всего своей статуей короля Жозе I, установленной на площади Праса-ду-Комерсиу в Лиссабоне и считающейся одной из главных достопримечательностей португальской столицы.








Музей расположен  в верхнем городе на вершине горы в бывшем Дворце епископа, построенном в свою очередь на месте античного дворца, от которого сохранились катакомбы.






Катакомбы бывшего древнеримского дворца довольно  длинные и запутанные (к счастью, там дежурят смотрители, которые помогут найти выход из подземелья). В них установлены найденные при раскопках бюсты римских  императоров и сенаторов.









В музее на четырех огромных этажах собрано  великое множество экспонатов, главным образом в области религиозной португальской скульптуры и церковной утвари. Португалия - страна романская и строго католическая, подобно Италии или Испании в ее жизни церковь играет чрезвычайно важную роль. Посетитель музея увидит огромное количество  фигур Иисуса Христа,  Девы Марии, апостолов, святых и т.п. Уровень работ - высочайший, причем заметно, как с течением времени, от эпохи к эпохе, развивалось  и совершенствовалось искусство мастеров.  Наибольшее впечатление на меня произвели те работы, которые наделяют святых человеческими чертами, делают их понятными и узнаваемыми типажами. В качестве материала скульпторы использовали мрамор, дерево,  глину, а также металлы - бронзу, серебро, золото.



















Интересна архитектура музея. С его этажей сквозь специальные окна-витрины открывается  роскошный вид на город, воспринимаемый тоже как своего рода картина и произведение искусства.