Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Странный список - кто его составлял?

Как интересно! Впервые за сто лет решил заглянуть в свой Профиль в ЖЖ. В разделе под названием "Категории" у меня стоит следующее:

"История, криминал, образование, общество, политика, религия, финансы, знаменитости, игры, искусство, кино, литература, музыка, спорт, еда, животные, путешествия, медицина, авто, философия, семья, компьютеры, космос, россия, 18+, психология, лытдыбр, транспорт, архитектура".

То ли журнал живет своей жизнью, то ли за меня туда кто-то пишет. Если "Категории" означает сферу моих интересов, то меня решительно НЕ интересуют ни криминал, ни еда, ни компьютеры, ни 18+, ни авто, ни космос, короче, ничто из указанного в списке! И я не знаю, что означает лытдыбр.

Впечатления от Минска

Побывал в Минске, столице государства, которое в скором времени станет частью России. Разумеется, те несколько часов, которые я провел в этом городе, не позволяют судить о нем сколько-нибудь объективно и глубоко, но все же есть вещи, которые говорят сами за себя.
Сегодняшний Минск - это нечто среднее между Москвой брежневского времени и Москвой начала девяностых годов. Национальная валюта - рубль, цены на обычные товары - три рубля, шесть рублей, копейки имеют значение и фигируруют в сдаче, нет никакой "полиции" - есть милиция, названия улиц - стандартно-советские: улица Ленина, улица Маркса, улица Свердлова, основной язык - русский, архитектурный стиль центра города - бережно хранимый сталинанс, герб Белоруссии практически повторяет герб БССР, люди - притихшие, разговоров на политические темы избегают.


Перекресток улиц Комсомольской и Карла Маркса

В магазинах, конечно, уже нет брежневского дефицита, но выбор товаров, мягко говоря, не поражает воображание, продукты, за исключением булочек и пирожных - невкусные. В универсаме "Центральный" в самом центре Минска, видимо, аналоге московского Елисеевского, на вид аппетитная, но на вкус малосъедобная кулинария.








Советский идиотизм как был, так и остался. Если вы купили в кулинарии куриный шницель и хотите его прямо тут же съесть, вам его разогреют в микроволновке, но за бумажную тарелочку (крошечную, тонкую, ужасающего качества) вы должны заплатить отдельно 4 копейки. За крошечную пластмассовую вилочку (которая тут же сломается) с вас возьмут еще три копейки.

Минские рестораны весьма убогие и не такие уж дешевые, хотя и с претензией.
Как и Москва, центр Минска залит вечерами огнями, подсвеченные медным светом отреставрированные сталинские дома вечерами кажутся дворцами. Но дворцы они только снаружи. Если зайти в подъезды этих дворцов, то там обнаружится ужасающая разруха и уродство. Обшарпанные стены, почтовые ящики с выломанными дверцами, вонь и т.д.



Минск - это безусловно цитатель советского тоталитарзма, заповедник советской идеологии. Тем удивительнее видеть здесь афиши предстоящего выступления якобы сверхлиберального сверхзападного Познера, которому белорусскими властями в качестве трубины предоставлен не какой-нибудь ДК на окраине Минска, а Дворец республики, главная сцена страны, то есть аналог кремлевского Дворца съездов в Москве.




Там же в Минске на самых крупных и лучших площадках выступают и "Машина времени" " якобы либерала Макаревича, и "Ленинград" свободолюбивого Шнурова, и даже Алла Пугачева, которая вроде как закончила свою концертную деятельность.

Я меняюсь....

То ли я состарился, то ли время так изменилось - а может быть, и то, и другое вместе:

Окончательно умерло в моей жизни:

Песни под гитару
Азартные игры на деньги
Большие компании, шумные застолья
Гурманство
Свидания с женщинами
Курение
Интерес к кино

В стадии умирания:

Путешествия, пляжный отдых
Чтение интернет-прессы
Интерес к моде, красивой одежде
Интерес к автомобилям, компьютерам, мобильным телефонам, вообще новой технике
Рестораны
Новые знакомства


Возникло или возрождается заново:

Удовольствие от природы – ее красок, запахов, звуков
Жажда чтения
Музыка, в основном классическая

Прогулки, спорт
Интерес к моей родословной, к этапам моей жизни
Забавы с внуками /внучками

Конфета "Коровка"

Грешен, люблю сладости, хотя, как могу, пытаюсь себя в этом ограничивать. Но есть такие деликатесы, которым невозможно противостоять. В частности, всем известные конфеты "Коровка". Они не всегда бывают вкусными. Часто бывают пересушенными, переслащенными. Но вот "Коровка" мягкая, тягучая, коричнево-бежевого цвета, сладкая, но не черезмерно - это самое то. Прекрасные "Коровки" традиционно делают в Прибалтике. Украинские, от порошенковской фабрики "Рошен", - очень плохие. А самые лучшие - это польские . Если увидите "Коровки" в такой обертке, покупайте не думая!


Афанасий Фет о еде в доме Полины Виардо и Тургенева во Франции

"Не могу не сказать, что наш брат русский, внезапно вступающий в домашнюю жизнь немцев, а тем более французов, приходит в изумление перед малым количеством питания, представляемого их завтраками и обедами. У нас если появится наваристый борщ или щи с хорошим куском говядины, да затем гречневая каша с маслом или с подливкой, то усердно отнесшийся в этим двум блюдам не захочет ничего остального; тогда как обед в замке Куртавнель состоял из французского бульона, слабого до бесчувствия, за которым вторым блюдом являлся небольшой мясной пирожок, какие у нас подаются к супу; третьим блюдом являлись вареные бобы с художественно нарезанными ломтиками светившейся насквозь ветчины; последним блюдом являлись блинчики или яичница с вареньем на небольшом плафоне. А между тем не редкость встретить тучных, пожилых французов и француженок."

"Автопортрет с устрицей в кармане" Романа Шмаракова

Главный редактор "Нового мира" Андрей Василевский в своем блоге рекламирует роман Шмаракова "Автопортрет с устрицей в кармане" - стилизацию под английский детектив. Шмараков - тульский специалист в области античной литературы  и не просто специалист, а настоящий фанатик классической филологии. Кроме переводов с латыни он еще пишет свои беллетристические сочинения. В принципе такой типаж кабинетного ученого-филолога, влюбленного в свою науку и живущего в мире книг, мне вполне симпатичен, тем более что и как человек Шмараков ничем себя не запятнал, но одолеть хотя бы полстраницы его прозы я не в состоянии. Корявый, тяжелый язык, страшное многословие, фальшь в каждом предложении как следствие топорной стилизации - и адская скукотища.

"Миссис Хислоп предлагает пару имбирных кексов, лепешки с девонширским кремом, мед и малину, — сказала Джейн. — Кроме того, она утверждает, что к твоим картинам пошли бы сэндвичи с кресс-салатом и креветками. Если хочешь, спроси ее, что она под этим понимает. Впрочем, креветок все равно нет, так что вопрос риторический.

— Имбирные кексы, — задумчиво сказала Эмилия. — По-моему, это слишком хорошо для такого случая. Пойми меня правильно, я не думаю отказать моим знакомым в маленьком удовольствии, но мне не хотелось бы, чтобы потом говорили: «О да, там были замечательные имбирные кексы, миссис Хислоп выше всяких похвал, и ещё виды аббатства в желтых рамках». Воспоминания так прихотливы."


Прочтя такой пассаж в самом начале романа, стилизованный то ли под Теккерея, то ли под Шеридана, то ли под Диккенса, я бросил творение тульского филолога. Между тем Шмараков, написавший уже несколько романов, постепенно приобретает репутацию одного из наиболее заметных новых русских писателей, а журнал "Новый мир"  выдвинул его "Устрицу" на премию "Большая книга". Пожимаю плечами. А что еще остается делать?

Из Википедии узнал творческую биографию Василевского, как бы продолжающего традицию главного редактора "Нового мира" вслед за Луначарским, Симоновым, Твардовским, Наровчатовым, Залыгиным: начинал в 1977 году в "Новом мире" курьером, потом стал там завхозом, заведующим библиотекой, ответственным секретарем, а в 1998 году стал главным редактором.