Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Почтовые марки как свидетельство уходящей эпохи

В детстве, как и многие мальчики того времени, я собирал почтовые марки. Самыми дорогими, ценными, желанными и красивыми были марки колоний: Дагомеи, Верхней Вольты, Бельгийского Конго, Гвинеи, Сенегала... Какие-то из этих марок стоили двадцать копеек, какие-то целых пятьдесят. Моей любимой маркой была голубая марка Бельгийского Конго, на которой был изображен жираф.

Марки приносил нам во двор на продажу предводитель местной шпаны. Он отличался необыкновенной физической силой и благородством. В отличие от прочего хулиганья он
не опускался до того, чтобы отнимать деньги у нас, мальчиков из хороших семей. Деньги он добывал себе более солидным занятием - торговлей всем на свете, в том числе и марками, скорее всего краденными.

У меня была сравнительно небольшая, но неплохая коллекция, состоявшая из десятка кляссеров. Я дорожил своими марками и знал каждую из них. Возможно, сегодня филателия вышла из моды. Вместо писем люди люди теперь пишут друг другу мэйлы по интернету, марки практически потеряли значение. Идя сегодня по улице, увидел в витрине какого-то антикварного магазина старые марки: они были свалены в полиэтиленовые пакеты и продавались на вес, будто огурцы или картошка: 15 евро за пакет.
Стало от грустно от еще одной приметы отмирающей эпохи...

Впечатления от Москвы

Побывал в Москве, пообщался с людьми, посмотрел на московскую жизнь своими глазами, а не глазами интернета. Общие впечатления таковы: московская жизнь вполне устроена. Транспорт, магазины, учреждения, банки, почта работают, как отлаженные часы. Нигде нет никаких очередей. Люди хорошо одеты, приветливы и доброжелательны, изобилие в магазинах невероятное, еда в ресторанах вполне съедобная. И все же есть большое "но". Московская жизнь представляется чем-то искусственным, а сама Москва кажется отдельным государством не только внутри самой России, но и в мире. Непонятно политическое устройство этого государства и источники его благоденствия. На эти темы никто говорить не хочет. Среди моих собеседников не было ни одного человека, который бы открыто высказывался в поддержку Навального и акций протеста. Одни боятся говорить об этом вслух (одна знакомая сказала: "я муниципальный работник, меня автоматически записали в члены "Единой России" и уволят с работы, если узнают, что я критически отношусь к власти"), другие испытывают к Путину и его двору почти религиозные чувства, считают, что власть от бога, существует как отдельная каста, не подчиняется и не должна подчиняться народу, никакая оппозиция недопустима в принципе. На этом стояла и будет стоять Россия, которую хочет развалить Запад, дабы завладеть ее богатствами.
Москвичи, с которыми я общался, живут в целом неплохо, но на каждом из встреченных мною знакомых лежит какая-то печать бесчестья. Все так ли сяк ли опутаны сетью негодяйства, конформизма, страха и несвободы. Я не знаю, можно ли им завидовать.

Немцы и 80 лет со дня начала развязанной ими Второй мировой войны

1 сентября 2019 года - 80 лет со дня начала Второй мировой войны, развязанной немцами и унесшей жизни 60 миллионов человек... Величайшее преступление в человеческой истории, вечное черное, кровавое пятно на немецком народе.... И тем не менее немцы очень легко обходятся с этой проблемой и никакой национальной травмы у них нет, точнее – больше нет. Не потому что психологическая травма забыта за давностью событий, а как раз наоборот - потому что НЕ забыта. Но вылечена. Каким образом?
Прежде всего на политическом, государственном уровне в послевоенной и тем более нынешней, объединенной, Германии совершенно четко и однозначно обозначено отношение к нацистскому периоду: это было страшное, позорное, преступное время, в котором не было НИ ОДНОЙ положительной стороны, НИ ОДНОГО светлого пятна НИ В ОДНОЙ области, если не считать единичных попыток сопротивления вроде заговора Штауфенберга, и за которые немцы несут полную ответственность. Тезисы о том, что «нельзя все мазать одной краской», что «и при Гитлере было все-таки что-то хорошее, строились автобаны, был создан фольксваген», возможно, распространены в обывательской среде, но на политическом, официально-идеологическом уровне абсолютно недопустимы. Нет, нет, нет – ничего позитивного в гитлеровском времени, начиная с прихода нацистов к власти 30 января 1933 года и кончая 9 мая 1945 года, нет. И точка. Этот период полностью ампутирован и помещен под стекло для всестороннего изучения. Открыты все архивы – военные, гестаповские, какие угодно, для всех, как историков, так и простых граждан. Везде, где только можно, в Германии установлены памятники жертвам и вывешены таблички с указанием совершенных немцами злодеяний. Даже в каком-то захолустном городишке вы наткнетесь на мемориальную табличку на стене какого-то здания, что здесь в период войны содержались в нечеловеческих условиях военнопленные или евреи и погибло столько-то человек.



Названы имена ВСЕХ палачей и преступников.




Отдельная и очень важная глава – как нацистских преступников после войны покрывала юстиция ФРГ и отчасти даже юстиция ГДР. На этот счет тоже нет никакого умолчания.

Вина немцев перед человечеством за события Второй мировой войны признается абсолютной. Преступления, совершенные другими народами, армиями других стран, в отношении самих немцев, не замалчиваются, но интерпретируются очень сдержанно. А Уничтожение английской авиацией Дрездена в 1945 году, резня немцев поляками в Быдгоще 3 сентября 1939 года (так называемое «кровавое воскресенье», активно использовавшееся геббельсовской пропагандой), «марши смерти», устроенные чехами изгоняемым немцам летом 1945 года, массовые изнасилования красноармейцами немок на оккупированных немецких территориях, потопление в январе 1945 советской подлодкой плавучего госпиталя «Вильгельм Густлофф» , когда погибло 9 тысяч человек – самая крупная в истории морская катастрофа, террор СМЕРШа в первые послевоенные годы в советской зоне оккупации против немецкого гражданского населения – официальная точка зрения, да и взгляд большинства немцев на эти события: ужасно, но мы сами это заслужили и наши преступления намного превосходят эти.

Из своего отношения к нацистскому прошлому немцы извлекают не только безусловную политическую выгоду, но еще и.... коммерческую. Все-таки немцы как никак нация предпринимателей и, если на чем-то можно легально заработать – warum nicht? Нацизм, обезвреженный, упрятанный под музейное стекло и выставленный на всеобщее обозрение, является в Германии одним из важнейших объектов туристического интереса и соответственно бизнеса.





Наверное, нет иностранного туриста, который бы, приехав в Берлин, не хотел повидать место, где находилась рейхсканцелярия, где располагалось гестапо и пыточные подвалы (музей «Топография террора») и прочие знаковые места, точнее их остатки, зловещего Третьего рейха. В Нюрнберге люди идут смотреть «партайтагсгеленде», нечто вроде стадиона, на котором нацисты устраивали свои факельные шествия, и зал суда, в котором проходил Нюрнбергский процесс над нацистскими преступниками, в Баварии массы туристов посещают Бехтерсгаден, Оберзальцберг, чтобы увидеть резиденцию «фюрера».

Безусловно, в Германии есть неонацисты, как активные, состоящие во всяких законспирированных объединениях, так и пассивные, на уровне мировоззрения, и возможно даже, что таких людей немало, но все же – во всяком случае пока – они погоду не делают. Скорее всего люди, родившиеся после войны и уж тем более нынешняя молодежь, вообще себя никак не идентифицирует ни с нацизмом, ни с войной. Но политики, заседающие в бундестаге, очень хорошо понимают: Германию сразу вновь унесет в погибельный мрак, стоит только немцам пересмотреть свое отношение к нацистскому прошлому, к холокосту, сказать себе, дескать, что тогда время было такое и все тогда были хороши, если бы Гитлер первым не напал на Россию, то Сталин бы точно напал на Германию, и вообще нам есть чем гордиться.... Нет, нет, если что немцы берут из Второй мировой войны, то, так сказать, опыт от противного: не война против европейских государств, а единая Европа, не захват чужих территорий, а общеевропейская кооперация, не «сила германского духа», а утверждение гуманистических ценностей.

Если теперь сравнить немецкий опыт с российским, то сразу бросается в глаза, насколько трудно приходится российским политикам и идеологам. Здесь – куда ни кинь, всюду клин. Везде ящик Пандоры. Начисто отречься от советского прошлого? Так вопрос даже и не стоит. Покаяться за преступления советского режима? Какие, пардон, преступления? Были ошибки, а так были в основном победы. Открыть все архивы НКВД-МГБ-КГБ? Да это же государственная тайна, причем наверное вообще самая главная тайна! В общем, у России особенная стать, в Россию можно только верить.

С днем рождения!

Дорогая незнакомка! У Вас сегодня день рождения? Если да, то поздравляю Вас от всей души, желаю здоровья, попутного ветра в делах, громкого звона монет и интересных страниц не только в ЖЖ, но и в жизни!

Ваш digibi

Люди, которые дико усложняют простые вещи, и упрощают - сложные

Есть люди, которые дико усложняют простые вещи, и упрощают - действительно сложные. Ужасно иметь такого человека в качестве мужа или жены. Кого пригласить в гости, куда поехать в отпуск, какой делать ремонт в квартире и прочая бытовая мура повергает их всякий раз в состояние глубокой нерешительности и заставляет вести бесконечные изматывающие дискуссии. Они на все говорят "нет" или "но", сопротивляются любому предложению и приводят тысячу бредовых контраргументов, почему это вообще не стоит делать или делать именно так. Зато они очень импульсивны и решительны в жизненно важных вопросах, когда действительно надо семь раз отмерить: развода или напротив женитьбы, эмиграции, покупки недвижимости и т.д. Прямой противоположностью таких характеров являются люди рассудительные и покладистые. Очень люблю и ценю таких.

Дилемма

Вот думаю про себя: что лучше или соответственно хуже - жить в Америке в период Великой депрессии или жить те же годы в СССР в период "Великого перелома", т.е. начала индустриализации и трудового энтузиазма в начале тридцатых? Что лучше: быть безработным советским эмигрантом в Париже в семидесятые годы, живущим на пособие, или быть жителем Бибирево и работником какого-нибудь НИИ вагоностроения?

Трансформация жанра

История футболистов Мамаева и Кокорина - это в каком-то смысле нечто среднее между "Педагогической поэмой" Макаренко и эпопей Челюскина или "Повести о настоящем человеке": с одной стороны, падшие хулиганы, которые перевоспитываются и возвращаются в общество достойными людьми, с другой стороны как бы герои, преодолевшие тяжелейшие испытания (тюрьма, зона как экстремальная территория).

Оживить сегодня героев сталинского времени - Павку Корчагина, Мересьева, Стаханова, Чапаева и проч. - можно, если добавить к их типажам современный элемент: гламур, соответствие канонам бульварной прессы и телесериалов. В случае с Мамаевым и Кокориным соответствующая фактура была налицо: красивая жизнь, большие деньги, модельного вида женщины и мужчины с идеальными телами, секс, наркотики, насилие, громкие имена, дорогие автомобили, самолеты, аэропорты... Произойди та же история с какими-нибудь двумя мастерами спорта по легкой атлетике из Иркутска, она бы не заинтересовала даже местную прессу.

Такие истории, конечно, не лишены известного развлекательного элемента. Но все-таки: возводить в ранг национальных героев, за судьбой которых следит вся страна и о которых пишут все российские медии, двух негодяев, главный "подвиг" которых состоит в том, что они по пьяни проломили голову невинному человеку - это ли не еще одно свидетельство духовной деградации в России?

Представляю себе возвращение Мамаева и Кокорина из колонии. Наверное, Гагарина встречали с меньшей помпой и шумихой, чем этих двух "героев нашего времени"

Житейские мудрости, афоризмы великих людей....

Житейские мудрости, афоризмы великих людей.... Всегда остроумны, точны, познавательны, но... часто противоречат друг другу. В этом их проблема, в этом вообще состоит проблема чужих советов. Как же к ним относиться? Главным мудрецом должен быть человек сам, ибо советов может быть множество, а решение всегда одно и принимать его должен человек сам. Как гласит французская поговорка: «Вино налито, надо пить».

Вторая сексуальная революция

Человеку, родившемуся в начале второй половины двадцатого века, а то и раньше, сегодня остается только молчать и хлопать глазами. Его жизненный опыт не значит больше ничего, его советы – анахроничны, умствования бесполезны.

Люди меняются и превращаются неизвестно во что.

В больших городах возникает ощущение, что половина населения ходит с татуировками и пирсингом. Причем это касается не только молодежи с ее склонностью к эстравагантности, но и людей среднего возраста и среднего класса.







На Западе полным ходом идет новая сексуальная революция. На моей памяти - вторая.

Если сексуальная революция эпохи хиппи утверждала лишь моральное право на свободную любовь и была, в сущности, игрой, то нынешняя сексуальная революция принципиально другая и очень серьезная. Она закрепляет юридическое право на однополые браки, смену пола и прочие практики, веками воспринимавшиеся как аномалия, создает совершенно новую реальность, касающуюся каждого человека.

Но принять закон в парламенте голосами сотен человек – это одно, а укоренить его в сознании миллионов, сделать его нормой повседневности – совсем другое. С этой целью правительствами проводится широкая идеологическая и рекламная кампания. С недавних пор в личных документах и анкетах на Западе в графе «пол» к традиционному выбору между «мужской» и «женский» официально добавилась возможность отнести себя к «третьему полу». В частности, в немецких документах в графе пол можно поставить или букву „d“ – diverses (то есть «прочее»), или «i“ – intersexuell («междуполовой»), или «а» - anderes (другое), или «x» - не имеет значения, или «gn» - geschlechtsneutral (нейтральный пол). Есть еще вариант со звездочкой – «*».

На трамвайной остановке красуется плакат: «Горд быть трансгендером! Горд быть самим собой!»




А это объявление о приеме на работу в супермаркет сети «Лидл». На работу принимаются лица как мужского („m“) и женского («w“), так и третьего пола – „d».

Новый информационный вакуум

30 лет назад в СССР перестали глушить западные радиоголоса, и нам, русско-советским, стали доступные любые источники новостной информации. Началась новая эра. Мы перестали жить за железным информационным занавесом. По форме подачи новостей сами российские медии сравнялись с западными, а в чем-то даже их стали превосходить. Уже в начале девяностых я практически перестал слушать "Радио Свобода" и все с меньшим интересом читал западную прессу. НТВ, "Коммерсант", "Московский комсомолец", "Эхо Москвы", "Газета.Ру", "Грани" казались мне и живее, и оперативнее, и глубже, и свободнее своих западных аналогов. В них практически не чувствовалось политической конъюнктуры и цензуры. Почти эталонной была для меня лента новостей в "Газета.Ру". Из нее я узнавал действительно самые важные события, произошедшие в России и мире на данную минуту. Сопоставление новостной ленты в той же "Газете.Ру" с новостями, передававшимися наиболее солидными медиями в западных странах, укрепляло доверие к российскому источнику.

И вот теперь, словно в семидесятые годы, я вновь живу с ощущением информационного вакуума, только теперь оно стало намного более драматичным. Раньше главной проблемой были глушилки, не позволявшие слушать свободные западные радиоголоса, и таможенный контроль на границе, не пропускавший свободные западные, тем более антисоветские издания. Тем не менее это можно было как-то обойти. Не вся территория СССР покрывалась глушилками. "Радио Свободу" было прекрасно слышно в Литве на границе с Польшей, в Друскенинки, или даже в Подмосковье, в деревне, километрах в ста от Москвы. Западные газеты и журналы можно было почитать при наличии допуска в спецхране крупных публичных библиотек. Всякую антисоветчину привозили с собой западные дипломаты и журналисты, и она потом через ксерокопии сама распространялась по стране. Могу смело утверждать, что в самые глухие брежневские годы я, советский гражданин, был информирован о событиях в СССР и мире ничуть не хуже жителя ФРГ или Франции. Советскую прессу я тоже, разумеется, читал, но сугубо глазами советолога, пытаясь через нее понять, что действительно на уме у кремлевских старцев.

После того, как "Газета.Ру" в конце июля нынешнего года в своих новостях никак не упомянула крупнейшие демонстрации и аресты демонстрантов в Москве, зато много писала о романе Собчак и Богомолова, я понял, что ее можно больше не читать - ни одной строчки, ни одного автора. И если чтение советской "Правды" позволяло делать выводы о текущей советской политике, то чтение нынешней "Газеты.Ру", как и почти всех остальных российских изданий, не позволяет судить ни о чем. Это - информационный мусор, в котором, если рыться, можно найти и то, и се. Но, к сожалению, примерно та же картина и на Западе. И западные медии теперь бессовестно одни события замалчивают, другие перевирают, а на первый план тянут футболистов, моделей, звезд и прочий отупляющий материал. При всем моем критичном отношении к российской политике могу сказать, что то, как подается Россия, например, в немецких медиях, это даже нельзя назвать журналистикой. Это - так же как и везде - творчество малообразованных, кое-как пишущих мальчиков и девочек, которым посчастливилось спастись от безработицы и получить место в редакции, из которой они сбегут при первой же возможности туда, где им предложут более высокую зарплату.

На практике сегодня главными источниками информации для меня является ЖЖ (который я читаю, понятно, сугубо аналитическими глазами, испытывая чаще всего оторопь от того, что тут пишут люди) и - мои собственные глаза. Как писал Чехов в своих "Записных книжках": "Если хочешь стать оптимистом и понять жизнь, то перестань верить тому, что говорят и пишут, а наблюдай и вникай."
Обожаю наблюдать жизнь вокруг себя и делать для себя свои выводы. Это как нескончаемый увлекательный фильм.