digibi (digibi) wrote,
digibi
digibi

Categories:

Мои иностранцы

На экраны вышел фильм Андрея Смирнова "Француз", который я не смотрел и, разумеется, никогда смотреть не буду, ибо постсоветское российское кино за единичными исключениями априори недостойно того, чтобы его смотреть. Из рецензий на этот фильм понял в общих чертах его содержание: пятидесятые годы, французский студент в Москве, грязь, нищета, рвань, пьянь, стукачи, гулаг, репрессированные советской властью дворяне, коммуналки, советское убожество. В этой связи вспомнил про иностранцев из западных стран, с которыми пересекался в советское время. Один из них был тоже француз, молодой красавец, сын французской коммунистки. Она часто приезжала в СССР на отдых с сыном. Он был строен, спортивен, прекрасный пловец, был элегантно одет в белые джинсы и светлоголубую рубашку, при этом очень приветлив, скромен и учтив. Другими такими иностранцами были дети одного известного западного писателя. Они были естетственно тоже очень модно одеты, но, как и упомянутый француз,очень тихи, скромны и воспринимали советскую жизнь со смесью ужаса и любопытства. Еще одной моей знакомой была одна исландка, студентка лет двадцати, дочь дипломата. Она ездила по Москве на своем новом "опеле-кадете" с дипломатическими номерами, не боялась глотнуть за рулем виски, курила, понятно, американские сигареты, дома у нее валялись самые последние пластинки Роллинг стоунз и Пинк-Флойд. Еще помню общение с западными немцами, студентами-славистами, приехавшими на практику в СССР. Все они были как на подбор ростом под два метра, с длинными волосами, носили клешенные джинсы, курили самокрутки, которые зажигали новыми по тем временам одноразовыми зажигалками. В общении с этими людьми несомненно присутствовал элемент какой-то нелегальности, веяло гэбисткой подозрительностью и возможной слежкой, но уж точно не было - по крайней мере у меня - никакого надрыва, драмы, отчаяния, хотя, конечно, было мерзко от сознания того, насколько они свободны и насколько несвободны мы, советские. Они улетали из Шереметьева в открытый огромный мир, а мы оставались в этой тюремной зоне, не имея ни одного шанса выбраться оттуда. И все равно мы продолжали как-то жить, и от той жизни у меня сохранились разные воспоминания, в том числе и счастливые.
Tags: Москва, Смирнов, Француз, Шереметьево, джинсы, дипломаты, исландка, кино, опель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments